СТИШОКИНГИ 

РЕФОРМЫ
Стирал слезу монарх,
Казну народа стырив,
Мечтал монах,
Мастыря монастырь,
Мычал народ,
Когда его доили,
Мельчал, чтоб
Затеряться в мире,
Чтоб шмыгать между ног,
Чтобы не били,
Молчал, чтобы никто
Не замечал…

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПНОМПЕНЯ
Иенг Сари поднялся до зари –
Рубить башки усердно,
Не в пол пота –
Как он учился у товарища
Пол Пота!


Железного ножа безжалостное жало
Мне правду смерти обнажало –
Забудь про жизнь, откинув жалость,
В бою ценней всего кинжалость!


В кошёлке кошонки –
Мошонка мышонка,
В котомке кота –
Пустоты простота…
ЭТА ТЕНЬ ПОБЕДЫ
Чему ты радуешься, пень?
Взгляни на карту в этот день
И ты увидишь, что осталась
От той победы только тень!


Назови мне такую обитель
Я квартиры такой не видал,
Где б растлитель твой, враг и мучитель –
Телевизор в углу не мигал!


Даже “Фамилиа Сограда”
Для наших вОлков – не ограда,
Подсократить нас на Сократа
Они всегда бывают рады!

ДОЧЬ ВИННЫХ БОМЖЕЙ
Здесь эти жуткие шуты,
Кто жидким жаром греет кожи,
Шуршат отважно сквозь кусты,
Ища вместилища пусты,
Что добрый выкинул прохожий,
От эликсира простоты,
Чем нивелируются рожи.
Их космы длинны и грязны,
Но мысли кратки и ясны-
Глубь интеллекта океана
Упёрлась в донышко стакана.
Как светлячки горят бычки –
Зафимиамили торчки,
Чей бонус – длинные окурки,
Валюта – водочные шкурки…
С закуской полные бачки,
Как мотыльки вокруг – бички.
Стоят дежурные посты,
Их руки чернотой густы,
Но всё же чище, чем душа
У тех, кто жить им помешал.
Средь них одна, лицо – луна,
Шершавый взгляд царапнет кожу,
Не дочь, не мать и не похоже
Что ими и была она…
…Когда же винных дочь бомжей
Устроит длинных ночь ножей?
Когда ж невинных дочь бомжей
Устроит длинных ночь ножей?

ОДИН ИЗ НАС
Он непривычно был обычен
Как шепелявый Левитан
И древний соблюдал обычай
Прадеда в “Сотбис” сдав кафтан.
А правду-матку резал он
Совсем как сивый мерин,
И не хотел ну ничего,
Хотя и был намерен.
Незаменимейше несносен
Как персональный Моисей,
Скрижалем жаля горбы сосен,
Был пустотою супоросен,
Покой искал – как Одиссей.
Кошерным салом упивался,
Навозным мылом умывался,
Сапожным шилом подтирался,
Каким ушёл – таким остался…
Он сумасшедше  был умён
И дерзновенно скромен.
О шалаше мечтал своём,
Взирая из хоромин.
Так безобразно был красив,
Хоть утончённо жирен,
И незаметен был курсив,
Что в тексты жизни заносил,
Леняся из последних сил,
В войне, где каждый мирен…




Мы под огнём не подогнём
Свои колени боевые
Пусть длань судьбы, ощупав выи,
Кого-то носом в чернозём,
Минуют страсти роковые,
Мы все – истории назём.
КАМАСУТРА
Я наконец-то в Каджурахо:
Восстала плоть базальтового праха,
Желаний ряд рвёт камня кожуру
И загоняет страсти в конуру.     

                                  ПОХАРОНЩИК
                     Мне повезло – я дедушка с веслом
Паромщиком уж лет какую тыщу,
Меня прекрасно кормит ремесло,
Из рта клиента лепта – моя пища!

 May 1945.
На Эльбе мыли дыры ран,
Обнялся с англами туран,
Пиры Пирровы закатили,
Рекой лились  по Пикадилли
Коньяк и слёзы крокодильи…


  С  ДОБРЫМ  УТРОМ !
Безжалостно будильник пристрелил
Фантомы сладкие жестокой трелью,
Из нави в явь он стену просверлил
 Дежурной утреннею дрелью.
Как дятел – продолбил дыру,
Открыл кингстон сознания и вот-
Поток его всё ширится, растёт
И снова тонет и на дно идёт
Мой сновидений пароход,
И одеяло рвут из рук -
Дремот спасательный мой круг,
А я хватаюсь за соломку привидений,
Но это утро - вновь без исключений,
И волны ванной унесли с собой
Скорлупки снов  и фантики видений...

Мы живём, сжимая свой покров,
Наши внуки детям надоели,
Только пальцы всё скребут остов
Тел мечты, чьё мясо сами съели.
   

СУИЦИД  БУРАТИНО
И вот настала та пора, когда хочу я топора!


“Хоть быть пророком не порок,
Побьём каменьями Исайю!”-
Так думал, булыган бросая,
Простой еврейский паренёк.
И ведь засранцу невдомёк,
Пройдут года, наступит срок,
И руки к небу воздевая, 
Взойдёт мессия на порог!

    ………………………..
ВИСЫЛУШКИ

                           Рвали враны вражьи раны
На брегах родной реки,
Красну кровь у басурманов
Пили лисы и волкИ.
 На пиру клинков костьми
Полегли, кто был гостьми,
Жадно землю обнимая
Взять которую пришли.


ДЕМОНАДА
Как безумные монады поиграть с Приапом рады,
И в награду с променада в подоле несут монады…
Лейкой стал бы и Лейбниц, ноги врозь да падай ниц!
Ах, мистерии игра, тело в клочья рвёт она,
Души к душам пришивает эта Фирсова игла…